Симбирск-Флора

  СИМБИРСК-ФЛОРА

А. П. ШЕННИКОВ. Очерк о жизни и деятельности. 1888-1962.

СОДЕРЖАНИЕ • СТРАНИЦА 1 из 1 2 3 4В КОНЕЦ

А. П. ШЕННИКОВ.  Очерк о жизни и деятельности. 1888-1962.

М. М. Шенникова,
Р. В. Бобровский

ВРЕМЯ
ЛЮДИ
СОБЫТИЯ

ЖИЗНЬ ДЛЯ НАУКИ

Очерк о жизни и деятельности
Александра Петровича Шенникова,
1888-1962

СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
1964

58
Ш47

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие.

1. Детство. Великоустюгская гимназия.

2. Петербургский университет. Начало научной и педагогической деятельности.

3. Первые годы Советской власти. Исследования лугов Симбирской и Вологодской губерний.

4. Проблемы первых пятилеток. Обследование Северного Края. Рыбинское водохранилище. «Луговая растительность СССР» и «Луговедение».

5. Годы Великой Отечественной войны. Биологическая станция «Борок». Экспериментальное луговедение. «Экология растений».

6. Последние годы жизни. Комплексные стационарные исследования. «Введение в геоботанику».

Заключение.

Список научных работ А. П. Шенникова.


Шенникова Мария Михайловна и Бобровский Роман Валентинович.

Жизнь для науки. Очерк о жизни и деятельности Александра Петровича Шенникова (1888-1962). Сев.-Зап. кн. изд., 1964.
80 стр.

Редактор В. М. Малков
Техн. редактор С. И. Соколова

ГЕ00037. Подписано к печати 7. IX. 64 г. Бумага 70х108 1/32. Бум. л. 1,25. Печ. л. 3,42. Уч.-изд. л. 2,93. Тираж 4000. Цена 9 коп. Заказ 4591.

O6ластная типография, Вологда, ул. Калининa, 3.


ПРЕДИСЛОВИЕ

    Вологодская земля дала нашему отечеству немало знаменитых людей разных времен и профессий. Среди них особенно много естествоиспытателей. Видимо, сама природа Вологодского края, с ее дремучими лесами и неповторимыми разливами рек, способствовала этому.

    К числу выдающихся вологжан принадлежит Александр Петрович Шенников — член-корреспондент Академии наук СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, один из основоположников биологического направления советского луговедения, занявший, по определению академика В. Н. Сукачева, «одно из самых видных мест среди крупнейших геоботаников и фитоценологов не только нашего Союза, но и всего мира».

    На вопрос о научной специальности Александр Петрович обычно отвечал, что основной его специальностью является геоботаника или фитоценология. Этот раздел ботаники, в отличие от других ее разделов, изучает не отдельные растения, а растительность в целом, то есть естественные группировки различных видов растений — растительные сообщества.

    Главные ученые труды А. П. Шенникова посвящены луговедению — разделу геоботаники, изучающему луговую растительность. Наряду с этим, А. П. Шенников был крупнейшим специалистом по общей теории геоботаники, много сделал и для развития экологии и ряда смежных разделов ботаники.

    Деятельность этого выдающегося ученого-ботаника оказала большое влияние на практику социалистического сельского хозяйства, особенно луговодства. Он обосновал и разработал многие агроприемы ухода за лугами и пастбищами. А. П. Шенников первым выдвинул научные принципы организации пастбищного хозяйства в лесной зоне нашего Севера. Его работы по районированию растительности Советского Союза имеют крупное значение для организации рационального использования растительных ресурсов в различных отраслях народного хозяйства.

    Наряду с научно-исследовательской работой, А. П. Шенников очень много сделал для подготовки кадров советских ботаников. В течение пятидесяти лет он преподавал различные разделы ботаники, в том числе геоботанику, в высших учебных заведениях, писал учебники, руководил подготовкой аспирантов и докторантов, редактировал и рецензировал научные труды. Не только по всей нашей стране, но и далеко за ее рубежами работают многочисленные ученики Александра Петровича, а новые поколения специалистов учатся по его учебникам и научным трудам.

    Научное и народнохозяйственное значение разносторонней деятельности А. П. Шенникова высоко оценено общественностью и Советским правительством, удостоившим его высших ученых званий и степеней и высших правительственных наград.

    В предлагаемой брошюре авторы знакомят читателя с важнейшими этапами жизни и научной деятельности Александра Петровича Шенникова.


1. ДЕТСТВО. ВЕЛИКОУСТЮГСКАЯ ГИМНАЗИЯ

    Сохранилось сравнительно мало документов, содержащих сведения о первых годах жизни Александра Петровича Шенникова. Лучшими из этих документов являются случайно сохранившееся его гимназическое сочинение «Мое детство» и незаконченные наброски воспоминаний, написанные уже в последние годы жизни. (Обе рукописи находятся в личном архиве А. П. Шенникова.)

    Родился А. П. Шенников 11 сентября 1888 года в семье помощника учителя Папуловского земского начального училища Велико-Устюгского уезда Вологодской губернии. (По современному административному делению, село Папулово входит в состав Лальского района Кировской области. Оно расположено на берегу реки Лузы в 50 км вверх по течению от города Лальска). Семьи учителей в те времена обычно жили в школьных зданиях, так что детство мальчика в буквальном смысле слова прошло в школе. Помощника учителя, Петра Павловича Шенникова, часто переводили из одной школы в другую, поэтому мальчик еще в детстве познакомился с рядом северных сел — Папуловым, Удимой, Топсой, Комарицей, Усть-Алексеевым. Эти села лежат на берегах больших рек — Северной Двины, Юга, Лузы. Воспоминания о раннем детстве у Александра Петровича были неразрывно связаны с суровой и прекрасной природой этих мест.

    Родители Александра Петровича вышли из народа. Дед его Павел Иванович Шенников, бывший крепостной крестьянин из Владимирской губернии, а затем — солдат, заслужил два Георгия во время обороны Севастополя, после чего поселился в Великом Устюге. Петр Павлович Шенников, отец Александра Петровича, не только сумел стать учителем, но, благодаря исключительно упорному самообразованию, стал передовым для своего времени педагогом и краеведом. Он изучал этнографию и экономику родного края, собирал народные песни, интересовался археологией, публиковал результаты своих исследований в «Губернских Ведомостях» и других местных изданиях. Впоследствии, по выходе в отставку (с 1912 г.), он был хранителем и заведующим в Вологодском краеведческом музее (умер он в 1930 г.). (О П. П. Шенниконе см.: А. и А. Веселовские, Вологжане-краеведы, Вологда, 1923, стр. 144.). Мать Александра Петровича — Людмила Николаевна — родом из Великого Устюга — посвятила жизнь заботам о семье.

    Семья была большая: вместе с Александром Петровичем росли его старшие брат и сестра и две младших сестры, и еще несколько детей умерло малолетними. Александр Петрович вспоминал позднее, что воспитывался он «в деревенской простоте», среди крестьянских детей. Но, благодаря непрерывному пребыванию в школе, он еще «в допамятные годы» выучился читать, и с тех пор чтение книг из обширной отцовской библиотеки стало его любимым занятием.

    Петр Павлович очень любил родную северную природу, умел относиться к ней не только как рыболов и охотник, но и как художник. Эту любовь к природе — одно из необходимых условий для формирования будущего ученого-биолога — он сумел передать и сыну. Мальчик с раннего детства сопровождал отца в рыболовных и охотничьих походах в лодке по рекам и пешком. Высокие обрывистые берега Сухоны, бескрайние луга с озерами и протоками в долине Северной Двины, глухие леса, начинавшиеся сразу за узкой цепочкой прибрежных селений, не могли не волновать воображения мальчика, раннему умственному развитию которого способствовала вся обстановка детства.

    В 1898 году Александр Шенников окончил Забелинское земское начальное училище, близ села Комарицы (на берегу Северной Двины, ниже Котласа), где в то время преподавал его отец. Проучившись затем два года в городском училище в Великом Устюге, он поступил в 1900 году во второй класс ВеликоустюгскоЙ гимназии.

    В гимназические годы интерес к природе, зародившийся в детстве, постепенно перешел в увлечение естественными науками. Этому способствовали и гимназический курс естествознания, и еще более — богатая библиотека гимназии. Учителя заметили увлечение гимназиста Шенникова естественными науками и поощряли его. По окончании 5-го класса он был награжден прекрасно изданной книгой В. Гааке «Мир животных Европы, их жизнь и нравы» (СПБ, 1902). Впоследствии в аттестате зрелости А. П. Шенникова была специально отмечена «любознательность образцовая, особенно к естественным наукам». (Государственный исторический архив Ленинградской области, фонд № 14, опись 3, дело № 48831.). Александр Петрович вспоминал, что большое впечатление произвели на него в те годы научно-популярные книги М. Н. Богданова «Из жизни русской природы» и «Мирские захребетники».

    Вначале у него преобладал интерес к зоологии. Особенно интересовался он насекомыми. Отправляясь пешком или на лыжах из Великого Устюга на воскресенье к родителям в Усть-Алексеево, он по пути добывал из пней зимующие личинки насекомых, бережно приносил их домой и выращивал, наблюдая за их развитием. Летом в первые гимназические годы собирал коллекции насекомых.

    В эти же годы он начал серьезно интересоваться и ботаникой. К концу гимназических лет интерес к ботанике стал уже преобладающим. Много позже, в одной из первых своих научных статей, он ссылался на ботанические наблюдения, выполненные им в 1905 году, то есть тогда, когда он был еще гимназистом 6-го класса. О глубине и обширности его познаний, приобретенных в гимназические годы, можно судить по тому, что вскоре после поступления в университет он писал домой: «Хожу на лекции, но пока еще мало что интересного, так как большая часть читаемого на лекциях есть совершенно мне знакомое, ранее известное...». (Письмо к отцу из Петербурга 22. IX. 1907. - Личный архив А. П. Шенникова).

    Увлечение зоологией и ботаникой в гимназические годы способствовало выработке трудолюбия, сосредоточенности, упорства в достижении поставленной цели, ставших столь типичными чертами характера А. П. Шенникова. Собрать на лугу, в поле или в лесу кипы растений, наловить полные коробки насекомых — это еще только начало работы. Значительно больше времени надо затратить на то, чтобы определить собранные растения или насекомых, то есть найти по справочнику их правильные научные названия. Много прилежного труда и аккуратности требуется и на то, чтобы все собранное оформить в гербарии и коллекции. На всю эту работу уходили очень часто все часы досуга гимназиста Шенникова.

Похвальный лист гимназиста 7 класса А. Шенникова (1906 г.).

Похвальный лист гимназиста 7 класса А. Шенникова (1906 г.).

    Необычные трудолюбие и любознательность уже в гимназические годы принесли первые успехи. Все классы гимназии А. П. Шенников заканчивал с похвальными грамотами. В упомянутом выше аттестате зрелости , врученном ему 1 июня 1907 года, было записано: «Во внимание к постоянно отличному поведению и прилежанию и к отличным успехам в науках, в особенности же в естественных науках педагогический совет постановил наградить его золотой медалью ... ».

    Успехи в учебе и рано определившаяся склонность, к научным занятиям немало способствовали тому, что А. П. Шенников вообще мог продолжить и закончить образование. Уездное земство предоставило ему стипендию для обучения в гимназии, а затем и для обучения в высшем учебном заведении. Правда, это были не стипендии в современном смысле, а ссуды, подлежавшие возврату по завершении обучения. Но без них сын сельского учителя не смог бы окончить даже гимназию, не говоря уже об университете.

2. ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ. НАЧАЛО НАУЧНОЙ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

    Осенью 1907 года Александр Петрович приехал в Петербург и поступил на естественное отделение физико-математического факультета университета (отдельного биологического факультета в то время еще не существовало).

     Поселившись вместе с другим студентом-устюжанином в комнате на Васильевском Острове, он с первых дней с жаром принялся за учебу и поставил перед собой цель окончить университет в кратчайший срок — в четыре года. Обучение тогда велось по «предметной системе», срок обучения не был ограничен, и не существовало подразделения на курсы; но менее чем в четыре года практически невозможно было выполнить все лабораторные работы.

    Условия студенческой жизни были трудными. В письмах к отцу в эти годы все время повторяются рассказы о поисках дополнительных заработков. Тем не менее, Александр Петрович, наряду с учением, немедленно включился и в научную работу.

    В те годы студенты могли заниматься научной работой в студенческих научных кружках, которыми руководили профессора и преподаватели, а также в различных добровольных научных обществах. Александр Петрович с первых дней пребывания в университете стал посещать собрания университетского ботанического кружка, а также собрания Петербургского общества естествоиспытателей, которое в то время было крупным центром научной мысли в области биологии.

    Учителями и руководителями А. П. Шенникова в научной работе были известные ученые того времени профессора Г. Ф. Морозов, И. П. Бородин, X. Я. Гоби, а также приват-доценты В. Л. Комаров (впоследствии президент Академии наук СССР), Н. А. Буш (впоследствии член-корреспондент Академии наук), преподаватель Лесного института В. Н. Сукачев (впоследствии академик).

Александр Петрович  Шенников - студент С. Петербургского университета. 1908 год.

Александр Петрович Шенников - студент С. Петербургского университета. 1908 год.

    Во время первых летних каникул студент Шенников продолжил начатые еще в гимназические годы исследования растительности у себя на родине, в районе Великого Устюга. Еще год спустя, летом 1909 года, он выполнил по заданию Великоустюгского земства описание растительности Дымковского опытного поля близ Великого Устюга. Это описание явилось его первой самостоятельной научной работой. Он собрал большой гербарий растений района Великого Устюга. Восточные части Вологодской и Архангельской губерний были в то время еще почти белым пятном в ботаническом отношении, поэтому исследования Александра Петровича сразу привлекли внимание специалистов.

    Первыми оценили и поддержали эту работу Н. А. Буш и ученый хранитель ботанического кабинета университета Р. Ф. Ниман. Последний, заметив энтузиазм и упорство студента, отвел ему место для научной работы и дал на постоянное пользование ключ от кабинета, позволив работать там в любое время. По рекомендации Н. А. Буша и X. Я. Гоби экземпляры великоустюгского гербария были приобретены Петербургским ботаническим садом и университетом. На основе собранных материалов Александр Петрович сделал в студенческом кружке доклад «Растительность береговых обнажений в Вологодской губернии»,о котором была опубликована краткая информация.

    Гербарий и доклад создали Александру Петровичу определенную известность в научных кругах, и в следующие два лета — в 1910 и 1911 годах — Общество естествоиспытателей сочло возможным командировать его для проведения экспедиционных исследований растительности в долинах рек бассейна Северной Двины. Поездку 1911 года финансировал отчасти также Департамент земледелия, где известный ученый-агроном, специалист по луговодству А. М. Дмитриев заинтересовался работами Александра Петровича и поручил ему обследование пойменных лугов. С этого началась специализация Александра Петровича в области луговедения.

А. П. Шенников во время первой экспедиции по северной Двине летом 1910 года.

А. П. Шенников во время первой экспедиции по Северной Двине летом 1910 года.

    Обследованиями 1910—1911 годов были охвачены долины рек Сухоны и Северной Двины в пределах Вологодской губернии, а также долины реки Юга до Усть-Алексеева и реки Вычегды до Усть-Сысольска. Из-за недостаточности ассигнованных средств, Александр Петрович выполнил большую часть работы один, передвигаясь по рекам в лодке и на пароходе, ночуя главным образом на пристанях. Лишь в 1911 году ему добровольно помогал его товарищ, студент И. Н. Заварин, который не был ботаником. Александр Петрович впоследствии писал: «Спутнику моему в этих одиноких странствиях по луговым равнинам и единственному моему помощнику, Игорю Николаевичу Заварину, обязан я тем, что удалось достигнуть в познании Двинских лугов». Каждый из обследованных лугов «был обойден с нивелиром, заступом и записной книжкой» на протяжении многих верст. Кроме нивелировки, рытья почвенных ям, взятия образцов почв и описаний почвенных разрезов и растительности, Александр Петрович собрал огромный гербарий луговых растений, весивший уже к концу первого года работы более 11 пудов. Много было затруднений в связи с дождливой погодой, препятствовавшей сушке и обработке гербария.

    Сохранился фотоснимок этих лет, изображающий Александра Петровича в студенческой фуражке, сидящего с веслом в лодке.

    По мере обработки собранных материалов А. П. Шенников выступал с докладами в студенческом кружке, и готовил к печати отчет о проведенных экспедициях. Тезисы одного из докладов были опубликованы в отчете университета в 1911 году. Это была первая печатная работа Александра Петровича. Позже, когда А. П. Шенников уже окончил университет, вышли из печати более полные публикации результатов этих экспедиций (см. приложение — список печатных трудов).

    Выполненные работы были для своего времени весьма актуальны. В эти годы произошли серьезные сдвиги в развитии луговедения в России. Впоследствии А. П. Шенников так характеризовал этот период: «Первое десятилетие XX века — начало разработки биологической теории луговодства, основанной на изучении луговых растительных сообществ. Новое направление получило первых приверженцев среди специалистов ботаников и почвоведов. Проф. Б. Р. Вильямс в Московском сельскохозяйственном институте (ныне Тимирязевская сельскохозяйственная академия) в то время начал пересмотр тогдашней науки о луге...» «Тогда же начал свою исследовательскую и организаторскую деятельность проф. А. М, Дмитриев, энергичный поборник научного луговодства, много способствовавший впоследствии развитию луговых исследований. В это же десятилетие проф. Б. Н. Сукачев приступил к разработке общей теории фитоценоза, определившей содержание и методы исследований луговой растительности в следующий период» (А. П. Шенников. Луговедение, Л., 1941, стр. 9 — 10.).

    В эту большую работу по поднятию луговедения и луговодства на более высокий научный уровень включился А. П. Шенников. Уже первые его печатные работы имели геоботанический и луговедческий характер. В предисловии к одной из них профессор В. Н. Штейн писал: «Добытые г. Шенниковым результаты представляют уже существенный интерес не только для местных деятелей на агрономическом поприще, как основание для проведения в этой области научных мер, но служат также известной характеристикой наших северно-русских пойм».

    Наряду с научной работой, в студенческие годы Александр Петрович начал преподавательскую деятельность. Его приглашали вести практические занятия по ботанике со студентами младших курсов университета, Стебутовских женских курсов и Психоневрологического института. Много времени и энергии он отдавал также организационной работе в студенческих кружках.

    В университете А. П. Шенников учился очень напряженно, часто засиживаясь в лабораториях до ночи. В то же время он не чуждался и студенческой компании, особенно земляков-устюжан, в кругу которых был общительным, жизнерадостным товарищем. Друзья часто собирались в его комнате, нередко устраивались вечеринки, поездки за город. Вместе ходили в «Народный дом», где за 10 копеек, стоя на галерке, слушали оперы. Интересовались полетами первых русских авиаторов на Коломяжском ипподроме на окраине Петербурга. Земляков-устюжан объединяла любовь к родным местам. В первые годы они не могли привыкнуть к Петербургу, к его дождливой погоде и шуму, очень тосковали по дому. Если кто-нибудь ездил домой, в Великий Устюг, то по его возвращении к нему немедленно собирались все земляки, подолгу расспрашивали о всех мелочах жизни в родном краю.

     Не участвуя непосредственно в довольно бурных политических событиях тех лет, вся эта группа студентов-северян все же не оставалась равнодушной к студенческим сходкам и забастовкам, вместе с другими протестовала против бесчинств черносотенцев, при выборах органов студенческого самоуправления голосовала за социал-демократов.

    Своими научными работами, выполненными в студенческие годы, Александр Петрович уже настолько зарекомендовал себя как геоботаник и луговед, что по окончании университета в 1912 году, ему не пришлось искать места службы. Он сразу получил несколько приглашений в различные учреждения Департамента земледелия на работу, связанную с практическим луговодством, а также приглашение на преподавательскую работу в Петербургский лесной институт. После некоторых колебаний он выбрал последнее предложение, обеспечивавшее наибольшую возможность самостоятельной научно-исследовательной деятельности.

А. П. Шенников - ассистент Петербургского лесного института. За подготовкой к занятиям. 1913 год.

А. П. Шенников - ассистент Петербургского лесного института. За подготовкой к занятиям. 1913 год.

    В 1912 году А. П. Шенников был зачислен ассистентом на кафедру ботаники Лесного института. С этого времени начинается напряженная, не прекращавшаяся до самой смерти, вдохновенная работа ученого.

    В предреволюционные годы А. П. Шенников, кроме работы в Лесном институте, с 1914 года начал преподавать на Бестужевских высших женских курсах. Летом 1913 года он по заданию Департамента земледелия произвел обследование лугов Каргопольского и Пудожского уездов Олонецкой губернии. С лета 1914 года начал большие, продолжавшиеся до 1921 года, маршрутные и стационарные исследования лугов Симбирской губернии. Летом 1917 года совершил очень трудную поездку для геоботанических исследований в верховья реки Печоры.

    Один этот краткий перечень работ, выполнявшихся в одни и те же годы в удаленных друг от друга местностях, говорит о том, что для такой деятельности требовались исключительная работоспособность, энергия и убежденность в необходимости своего дела.

    Обследование лугов в Симбирской губернии, в поймах Волги и ее притоков, было начато в 1914 году по заданию губернского земства с чисто практической целью — ради выяснения возможностей улучшения кормовой базы животноводства. Организатором этой работы был губернский агроном Петр Павлович Елизаров — один из родственников В. И. Ленина. Эта работа, наряду с решением практических задач, предоставляла возможность собирать богатый материал для теоретических научных обобщений по луговедению и геоботанике, что особенно привлекало Александра Петровича. Располагая данными о лугах двух крупнейших речных бассейнов — Северо-Двинского и Волжского, а также данными о бассейне реки Онеги, можно было уже переходить к более широким обобщениям о закономерностях развития луговой растительности.

    Летом 1914 года было произведено обследование лугов в долинах Волги, Свияги и Суры. Работал А. П. Шенников со студентом А. А. Горбовским. Они путешествовали большей частью пешком, таская на себе тяжелое экспедиционное оборудование, вплоть до геодезических инструментов. Здесь многое было непривычно для северянина: безлесная местность, палящее солнце, крытые соломой крестьянские избы, забитые, обнищавшие крестьяне. В одном селении попали в пожар, охвативший мгновенно все дворы, и едва успели спастись сами и спасти экспедиционное имущество. Подходя к другому селению, увидели на улице возбужденную толпу крестьян и узнали о начале войны.

    В следующие летние сезоны велась преимущественно стационарная работа, главным образом в пойме Волги южнее Симбирска. К работе в районе Симбирска Александр Петрович привлек нескольких студентов и курсисток петербургских учебных заведений, где он преподавал. На лугах были заложены опытные участки для многолетних наблюдений. Сотрудники экспедиции жили в селениях, расположенных вдоль склона высокого коренного берега Волги, откуда открывался вид на Волжскую пойму, со множеством озер среди лугов и с главным руслом Волги вдали. Ежедневно проходили десятки километров по лугам, производя описания участков и вручную выстригая ножницами траву на опытных делянках. Потом снопы этой травы тщательно разбирались, сортировались, производился подсчет растений каждого вида. Так прослеживалась многообразная жизнь луга из месяца в месяц в течение нескольких лет подряд.

    Война все более давала себя чувствовать. Назревала разруха, все с большими перебоями работал транспорт. Один за другим уходили в армию сослуживцы. Погиб на фронте А. А. Горбовский. Александр Петрович, невоеннообязанный по состоянию здоровья, отдавал все силы работе. В конце 1914 года он писал отцу из Петрограда, что работает по 15 часов в сутки, обрабатывая вечерами симбирские материалы.

    Летом 1917 года Александр Петрович после посещения Симбирских стационаров совершил ботаническую поездку в верховья Печоры. Это была последняя экспедиция дореволюционного периода. К сожалению, об этой поездке сохранилось очень мало сведений. По-видимому, Александр Петрович ездил один. Это была труднейшая и, вместе с тем, интереснейшая экспедиция. Был обследован район, в то время не только совершенно не изученный, но и почти не населенный. Лодки на лесных реках были единственным средством передвижения, ввиду полного бездорожья. Сильно пересеченная, лесистая местность в предгорьях Урала была настолько безлюдной, что в ней еще возможно было существование старообрядческих поселений, никому неизвестных, не нанесенных на карты и отрезанных от всего мира. Б личном архиве Александра Петровича сохранился черновой набросок статьи или газетной заметки об одной такой деревне, обнаруженной им.

    В этот первый период своей самостоятельной научной деятельности А. П. Шенников опубликовал ряд работ о флоре и растительности русского Севера, написанных по материалам его экспедиций в бассейне Северной Двины и в Олонецкой губернии. Эти работы о северных лугах не утеряли своего значения до наших дней, не только по изложенному в них фактическому материалу, но и по важным общетеоретическим выводам. Так, при описании северодвинских и сухонских лугов Александр Петрович независимо от В. Р. Вильямса обосновал разделение пойменных лугов на три полосы: прирусловой, центральной и притеррасной поймы. В работе об олонецких лугах в теорию луговедения было введено понятие о материковых лугах, и была показана связь их типов с лесами, на месте которых они образовались (впоследствии этот вопрос был детально изучен и развит А. А. Корчагиным), и с характером водного режима почв и грунтов.

    Приступая к работе на средневолжских лугах, А. П. Шенников детально разработал методику маршрутных ботанико-географических исследований и обосновал необходимость стационарного изучения растительности. Публикация результатов исследований в Симбирской губернии была завершена позже, уже в годы советской власти.

    Впоследствии, касаясь вопросов истории русского луговедения, Александр Петрович называл период 1910-х годов, до Октябрьской революции, «земским» или «департаментским», так как луговедческие работы в эти годы организовывались, главным образом, земствами при содействии Департамента земледелия. В довольно быстро развивавшемся капиталистическом животноводстве уже остро стали ощущаться недостатки кормовой базы. Видны были и недостатки тогдашней луговой агротехники, не имевшей опоры в знании природы луга.

    Департамент земледелия пытался исправить положение путем организации сети «опорных луговых пунктов» для изучения приемов луговодства, организовывал исследования экологических факторов урожайности трав на природных сенокосных лугах в различных климатических и почвенных условиях. В связи с этим необычно широко для того времени развернулись экспедиционные и стационарные исследования лугов в различных губерниях. Исследования А. П. Щенникова в Вологодской, Архангельской, Олонецкой и Симбирской губерниях заняли среди этих работ видное место.

    На этих работах Департамента и земств сильно выросло и теоретическое луговедение. Было накоплено много фактических данных, весьма расширивших прежние единичные и отрывочные сведения о наших лугах. Увеличилось число лиц, вовлеченных в исследовательскую работу на лугах, из них выросло первое поколение советских геоботаников и луговедов.

    Основное направление исследований этого периода — установление природных типов луговой растительности, выяснение закономерностей их размещения по экологическим рядам, ориентировка в факторах, оказывающих влияние на состав, строение и урожайность лугов.

    В жизни и деятельности А. П. Шенникова большое место занимала работа, — как научная, так и организационная, — в добровольных научных обществах. С 1913 года он стал членом Петербургского общества естествоиспытателей. В 1916 году было основано Русское ботаническое общество (впоследствии — Ботаническое общество СССР), в котором с самого его основания стал активным членом Александр Петрович. Тогда же, в 1916 г., он был избран секретарем Комиссии Ботанического общества по стационарным ботанико-географическим исследованиям, которую возглавлял до конца жизни.


В НАЧАЛОСОДЕРЖАНИЕ • СТРАНИЦА 1 из 1 2 3 4В КОНЕЦ

© СИМБИРСК-ФЛОРА 2005 - 2010

КОНТАКТЫ